Эриксонианский гипноз

  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться
[Всего голосов: 3    Средний: 4.7/5]

Эриксонианский (Эриксоновский) гипноз

Милтон Эриксон родился в бревенчатой хижине в маленьком шахтерском городке на Западе США в 1901 году. Всю свою жизнь Милтон Эриксон практиковал состояние транса. Именно это состояние в последствии назовут «эриксонианским гипнозом». Идеи, методы и техники, созданные Эриксоном, в настоящее время начинают доминировать в современной психотерапии.

Эриксон имел возможность изобретать и творить, поскольку он с необходимостью находился в иных состояниях, нежели нормальные люди. Эриксон от рождения был лишен цветоощущения. Он не различал звуки по их высоте и не был в состоянии воспроизвести мелодию. В детстве он страдал от дизлексии (нарушение процесса чтения). В семнадцать лет он перенес приступ полиомиелита и выздоровел полностью благодаря единственно лишь разработанной им самим программе реабилитации. В возрасте 51 года он снова перенес приступ полиомиелита, и на этот раз ему удалось выздороветь лишь частично. Последние 10 лет жизни он был прикован к инвалидному креслу, его мучили постоянные боли, он был частично парализован. У него были парализованы язык и правая рука.

Как иногда бывает у сильных духом людей, эти ограничения наоборот подстегнули творческий потенциал Эриксона. Он научился использовать возможности и реализовывать потенциальные способности, которыми обладает каждый человек.

Если другим названием гипнотического транса является термин измененное состояние сознания, т.е. не такое как обычно, то ввести человека в транс для Эриксона не составляло труда. Он просто мог описывать пациенту свои восприятия реальности. Пациент, пытаясь понять его, пробовал так же воспринимать окружающие и, естественно, его состояние сознания изменялось. Он впадал в гипнотический транс.

В студенческие годы Милтон Эриксон тщательно изучил работы А. Р. Лурия, посвященные гипнозу и тесту словесных ассоциаций. Все полученные знания он проверял на практике, стараясь создать нечто более совершенное из того, что уже есть. В 1936 году он написал статью, в которой изложил результаты своего эксперимента с тестом словесных ассоциаций. Примерная суть этого теста такова. Человек будет давать ассоциативную связь на любое стимульное слово теми словами, которые описывают его проблему. Причем сам этого он осознавать не будет. В данном случае на стимульное слово «живот» испытуемая дала такие слова: большой, беспокойство, младенец, бояться, операция, болезнь, забыто. И это была информация о ее нежелательной беременности, которую она не помнила. Используя некоторую обратную логику, Эриксон понял, что психотерапевт мог бы обратить весь процесс и послать замаскированное сообщение клиенту в виде рассказа. Именно тогда у него возникла идея создания своего языка гипноза, в котором внушение проводится мягко, без насилия минуя сознание пациента. Составляющими этого гипнотического языка является поэтичность, образность, разноплановость подаваемой информации для сознания и подсознания, бережность и уважение желаний пациента.

Результатом работы Эриксона стало создание такой методики гипнотизирования, которой практически не бывает сопротивления со стороны пациентов. Говоря житейским языком, гипнозу поддаются все. В традиционных гипнотических школах считается, что гипнозу поддаются только около 17% людей. Эриксон ушел от традиционного директивного внушения, где гипнотизер подавляет. Он создал систему, в которой гипнотизер и пациент идут вместе по пути развития транса. Используя способность человека улавливать малейшие, не замечаемые сознанием, отклонения в голосе, позе собеседника он создал метод «аналоговых меток» – во время обыкновенной беседы с больным он незаметно для сознания пациента посылал ему установки о выздоровлении. Так же он использовал метафоры, передовые, по тем временам, разработки физиолога Павлова в области прямого обуславливания и многое другое. И все эти приемы он мог использовать одновременно.

Широчайшие возможности гипноз Милтона Эриксона открывает в психотерапевтической медицине. Любые психотехники повышают свою эффективность во много раз, если они проведены в состоянии транса. Это становится возможным потому, что в таком состоянии отсутствует контролирующая роль сознания. Основываясь на этом феномене, появляется возможным работать с психосоматическими расстройствами. В основе многих из них лежит тяжелое невротическое расстройство и в нормальном состоянии сознания больной просто не в силах с ним справиться. Состояние транса дает возможность выборочно работать со здоровыми слоями психики, не затрагивая болезненные, тем самым постепенно «выращивая» необходимые ресурсы здоровья. Самыми распространенными психосоматическими расстройствами являются: нейродермит, гастрит, язва желудка, кардионеврозы, аллергия, ожирение и, как не покажется странным, – курение, алкоголизм и другие вредные привычки. Использование гипноза как инструмента и усилителя терапевтического действия помогает врачу работать во много раз эффективнее.

У человека, который находится в трансе, повышенная степень внушаемости и пониженная степень критичности. Состояние транса помогает нам получить доступ к нашим бессознательным ресурсам. В трансе мы можем «запрограммировать» бессознательное на решение проблемы или задачи.

Базовые положения эриксоновской гипнотерапии

В основе эриксоновской гипнотерапии лежат эмпирические исходные положения, составляющие основу этого подхода. Эти положения следующие.

1. Всякая личность уникальна. Милтон Эриксон писал: «Основная проблема в гипнозе — это наведение удовлетворительного состояния транса. Главный вопрос состоит в том, как обеспечить сравнимую степень гипноза у различных субъектов и одинаковые состояния транса у одного и того же субъекта в разное время».

Причина этих трудностей состоит в том факте, что гипноз основан на меж- и внутриличностных взаимоотношениях. Такие взаимоотношения непостоянны и меняются в соответствии с реакцией личности на любое гипнотическое действие. Кроме того, каждая личность уникальна, и характер ее спонтанного и ответного поведения по необходимости изменяется в зависимости от времени, ситуации, намеченных целей и участников взаимодействия.

2. Гипноз — это чувственно переживаемый процесс передачи идей. Идея — это некое различение, «разница», в которой заключается все дело (Г. Бейтсон, 1979), некая корреляция, бит информации.

Наведение гипнотических состояний и феноменов представляет собой прежде всего передачу идей и вызывание у субъекта цепочек мыслей и ассоциаций, которые в конечном счете приводят к поведенческим реакциям. Даже когда гипнотизер что-то делает с субъектом или говорит ему, что и как делать, возникающий транс по-прежнему остается результатом идей, ассоциаций, психических процессов и представлений, которые уже существуют в психике человека и вследствие этого всего лишь пробуждаются в нем.

Слишком многие гипнотерапевты принимают за действующие факторы собственные действия, намерения и желания и некритически верят, что это их обращение к субъекту вызывает или инициирует конкретные реакции. Они не осознают, что их слова и действия служат всего лишь средствами стимулирования или пробуждения у их клиентов прежних знаний или представлений, приобретенных отчасти сознательным, а отчасти бессознательным путем. Следует всемерно направлять внимание субъекта на процессы, идущие внутри него самого, на его собственные телесные ощущения, воспоминания, эмоции, мысли, чувства, идеи, знания и прежний опыт. Хорошая гипнотическая техника, выстроенная таким образом, может дать поразительный эффект даже при неблагоприятных, казалось бы, обстоятельствах.

Чтобы должным образом оценить эту точку зрения, важно понять, что идеи могут быть облечены в разнообразные формы или модальности. Они могут быть выражены в виде ощущения, образа, понятия, убеждения, двигательного акта или знания. Личность постоянно сосредоточена на разнообразных идеях. Задача эриксоновского гипнотерапевта состоит в том, чтобы выявить и использовать эти идеи как основу для достижения гипнотического эффекта.

3. Каждый человек располагает продуктивными ресурсами. Эриксоновский гипнотерапевт исходит из того, что каждый человек наделен значительно большими способностями и ресурсами, чтобы испытывать счастье и удовлетворенность жизнью. К сожалению, многие из этих ресурсов разобщены с текущими переживаниями человека. Например, каждый способен проявлять доброту к другим, однако многие не позволяют себе этого. И даже когда подобные ресурсы доступны, на них часто накладываются ненужные ограничения.

Основываясь на этом положении, эриксоновский гипнотерапевт обычно не пытается дать клиенту что-то новое. Вместо того он помогает клиенту научиться использовать те навыки и ресурсы, которыми тот уже обладает. Предполагается, что эти ресурсы будут реализованы через самоисследование клиента на уровне ощущений, а не через осознанное понимание со стороны гипнотерапевта или клиента. Это относится также и к гипнотическому наведению, когда транс достигается на основе естественного опыта клиента, и к гипнотерапии вообще, когда стратегия трансформации направлена на выявление и (или) реорганизацию соответствующих ресурсов клиента.

Главная терапевтическая ценность транса состоит в том, что он может избавить человека от жестких ограничений «super ego» и сознания и, тем самым, сделать возможным переструктурирование и реорганизацию системы самоощущения. Сознательная, целенаправленная деятельность, как правило, связана с установлением тех или иных психических конфигураций, или структур, что сужает поле внимания или сосредотачивает его лишь на связанных с этими ограничениями сигналах.

4. Транс естествен. Ощущения транса не представляют собой чего-то чуждого нормальному способу реагирования человека. Они напоминают переживания, знакомые каждому из нас, такие как: чтение увлекательного романа, длительная езда в автомобиле, грузы наяву и т.п. Единственное отличие транса нередко состоит в том, что чувственное участие здесь нередко более интенсивно и продолжительно, поскольку имеет своей целью достижение определенных терапевтических целей.
То что состояние транса согласуется с нормальными процессами, происходящими в человеке, означает, что его лучше всего достигать путем естественного взаимодействия. Например, вместо того, чтобы пытаться вызвать возрастную регрессию с помощью каких-либо стандартизированных, искусственно звучащих воздействий (как это происходит в классическом гипнозе), эриксоновский гипнотерапевт может попросить субъекта воссоздать в памяти и описать воображаемого товарища детских игр, или домашнее животное, которое ему наиболее нравилось в детстве, местность, где он жил в требуемом (для регрессии) возрасте.

Самосознание субъекта в трансе характеризуется определенной двойственностью: это означает, что человек идентифицируется с обеими сторонами взаимодополняющего деления на «это» и «то», «внутри» и «вне». В трансе человек ощущает себя и «здесь» и «там», чувствует себя объединенным с терапевтом и одновременно разъединенным с ним, «частью» происходящего и «отдельно» от ситуации, при возрастной регрессии — «ребенком» и «взрослым».

Транс возникает во многих культурных и религиозных ритуалах, очень часто он наглядно возникает у спортсменов и артистов (которые рассказывают, что «отдаются течению» и испытывают раскованность). Это же могут чувствовать люди, глубоко поглощенные звуками музыки или ритмом танца; это же можно наблюдать у человека, углубившегося в книгу, или у ребенка, увлекшегося телешоу, когда он «не слышит», как к нему обращаются.

В числе средств наведения транса — ритмичные и повторяющиеся движения (танец, бег, укачивание; можно напомнить, когда младенец плачет, то мать его укачивает на руках и он засыпает); монотонное пение (медитация, молитва, групповые ритуалы, скандирование лозунгов на митингах); сосредоточение внимания (на мантрах, на голосе гипнотизера, на звуке метронома). Все эти взаимосвязанные способы имеют тенденцию снижать роль дискретных, аритмичных движений рассудочной, сознательной природы, создавая тем самым более целостный тип переживания. В результате изменения мышечного тонуса ослабевает пролегающее по поверхности тела различение собственного «Я» и внешнего мира и человек получает возможность синхронизоваться со взаимодополняющими биологическими ритмами и подстраиваться к целостным психологическим процессам.

Антропологи отмечают, что ритуалы транса обнаруживаются буквально в каждой культуре. Историки свидетельствуют, что подобные ритуалы существуют на протяжении столетий. Такое широкое распространение «трансовой культуры» говорит о том, что это биологически важное для человека явление.

Одно из следствий этой точки зрения состоит в том, что транс все равно возникает, нравится это вам или нет. Это значит, что мы нуждаемся в такой возможности дать себе волю, погрузиться в более глубокий коллективный контекст («коллективное бессознательное», в терминологии К.Г. Юнга), «отдаться» своему глубинному «Я». Мы нуждаемся в том, чтобы периодически отключать регуляцию, направленную на сознательное достижение цели и исправление ошибок и вновь испытать неискаженное чувство целостности.

С биологической точки зрения транс играет важную роль в уравновешении биологических и психологических систем. Он способствует удовлетворению нескольких, присущих человеку взаимодополняющих мотиваций — сохранению и расширению целостности автономного самосознания. Сохранение самосознания может происходить посредством транса разными способами, в частности с помощью ежедневной медитации, ауто-гипноза, групповых песнопений. Серьезная угроза жизни может вызвать защитный транс, связанный с полным уходом от сознательной ориентации: шок, каталепсия и т.п. (т.е. своего рода «аффективно-шоковые реакции», в клинической психиатрической терминологии).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *